konsul_777_999 (konsul_777_999) wrote,
konsul_777_999
konsul_777_999

Правые рвутся к власти

Правые рвутся к властиВнимание всей Европы приковано к выборам в Голландии

15 марта в Стране тюльпанов пройдут парламентские выборы. Сумеет ли крайне правая Партия свободы занять первое место? Между тем в парламент устремилась и мусульманская партия. Выборы в Нидерландах часто называют генеральной репетицией голосования на президентских выборах во Франции и на парламентских – в Германии, которые ожидаются несколько позже. Действительно, тема провала мультикультурализма везде является одной из главных, и по тому, как проголосуют в Стране тюльпанов, можно будет сделать определённый вывод о настроениях, царящих в богатых европейских государствах.

Параллельно 11 марта в Голландии случился международный скандал. Сначала в страну не пустили самолёт главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу, который собирался выступить перед представителями местной турецкой общины в поддержку голосования по изменениям в турецкой конституции. Затем агитировать в пользу президента Реджепа Тайипа Эрдогана на машине из Германии отправилась министр по делам семьи Турции Фатма Бетюль Саям Кайя, но ей тоже не дали проехать в Нидерланды.

Само по себе желание турецких политиков выступить на предвыборном мероприятии в другой стране лишний раз говорит о том, что проблема с иммигрантами зашла слишком далеко, и часть постоянных жителей Голландии (а шире – Евросоюза) открыто связывает себя не с ней, а с родиной предков. И более того: их фаворит – исламист Эрдоган, чьи идеи порой прямо противоречат основам современного голландского государства. Впрочем, многие европейские турки Эрдогана не любят, но и это – своего рода срез турецкого общества, представленный в Стране тюльпанов во всём многообразии.

Однако сами по себе голландские выборы и проблема мультикультурализма в Нидерландах имеет свою специфику, свои отличия от других стран Европы. Хотя обстановка в стране пока спокойнее, чем в Германии, Франции или Бельгии, поляризация общества – едва ли не самая сильная на континенте. С одной стороны, в парламент идут исламистские (или как минимум мусульманские) партии. С другой – и крайне правые здесь весьма своеобразные и очень жёсткие.

Королевство можно считать своего рода «зеркалом мультикультурализма», образцом несовместимости ценностей современной Европы и приезжих из мусульманских стран. Как так вышло? Первое общение голландцев с исламским миром можно датировать XVI–XVII веками, когда они начали колониальное освоение Индонезии. Некоторых индонезийцев вывезли в Южную Америку – в голландскую колонию Суринам. Колонизаторы из Голландии были крайне жестоки – англичане и французы на их фоне казались куда гуманнее.

Отчасти стремясь искупить вину за колониальное прошлое, отчасти желая привлечь дешёвую рабочую силу, в начале 1960-х Голландия распахнула двери для приезжих из стран Азии и Африки.
Вначале в королевство прибыли жители Турции и Марокко, позднее к ним присоединились выходцы из Индонезии. Собственно, представители этих трёх общин и составляют подавляющее большинство мусульманского населения страны, доля которого сегодня приближается к 10% населения.

В середине 1970-х Голландия превратилась в рай для иммигрантов. Им не просто стали выплачивать большие пособия и разрешили привезти родственников с родины. Королевство из государственной казны само финансировало строительство мечетей, число которых сегодня уже около 500. Кроме того, приезжим разрешили открывать школы с обучением на родном языке. В последние годы часть таких школ закрыли, но некоторые ещё функционируют.

Пока мечети открывались, церкви закрывались. В Амстердаме стало обычным делом, когда рядом с фривольными заведениями ходят женщины в хиджабах. А как выходцы из марокканской деревни воспримут кварталы красных фонарей, однополые браки, эвтаназию и прочие, очень «свободные» нравы, которыми так славится страна? Комментарии излишни…

Нельзя сказать, что подавляющее большинство иммигрантов-мусульман так и не вписались в общество.

Представители социал-демократической Партии труда Ахмед Абуталеб и Хадиджа Ариб добились, например, очень высокого положения в обществе. Первый – много лет является мэром Роттердама, вторая – и вовсе стала председателем парламента. Оба они призывают соплеменников интегрироваться в общество. Весь вопрос в том, что отнюдь не все следуют их совету.
Ярчайшим примером стало убийство в 2004 году выходцем из Марокко режиссёра Тео ван Гога. Потомок великого художника снимал фильм о положении женщин в мусульманском обществе, что доморощенный исламист воспринял как оскорбление. Сегодня несколько сотен подданных Нидерландов, прошедших идеологическую обработку в местных мечетях, воюет в рядах «Исламского государства». Местным спецслужбам, к счастью, пока удалось не допустить терактов, но опасность такая существует.

Особенностью Нидерландов является отчётливое желание местных мусульман создать свою партию. Этому способствует весьма либеральная система регистрации партий и отсутствие проходного барьера на выборах в парламент. Набрал 63 тысячи голосов (0,67%) – и место в Генеральных штатах обеспечено. Так что в скором времени во власти вместе со вполне светскими Абуталебом и Ариб могут появиться и их соплеменники, не приемлющие современные голландские ценности.

Первая попытка имела место в начале 2010-х. Тогда заявила о себе партия «За мусульманские Нидерланды». Её целями была борьба с абортами, гомосексуализмом, запрет на продажу всех видов наркотиков, ограничение продажи спиртных напитков, запрет на оскорбление религии. Всё бы ничего – но в качестве долгосрочной цели объявлялось, что высшим органом власти в Голландии должна стать «Исламская шура». Кроме того, провозглашалось, что в ЕС необходимо принять Турцию…

Столь радикальную программу местные мусульмане в целом отвергли. Партия получила несколько депутатов на муниципальном уровне, но до нынешних выборов в Генеральные штаты «не дожила». Ей на смену пришла партия «Денк», созданная в 2014 году бывшими членами Партии труда, депутатами парламента Тунаханом Кузу и Сельджуком Озтюрком. Сегодня опросы прочат ей пару-тройку депутатских кресел. А может быть, и больше, ибо опросы порой вообще не охватывают жителей иммигрантских районов.

Многие в Голландии называют «Денк» партией, связанной с Эрдоганом. Её лидеры призывают к тому, чтобы в голландских школах делались поправки на то, что многие ученики отмечают Рамадан. Её представители открыто говорят о том, что их цель – поддержка мусульманского сообщества Нидерландов, его защита, усиление представительства во всех органах власти. Её лидеров можно постоянно увидеть рядом с женщинами в хиджабах.

Реакцией на такое усиление мусульманского сообщества стал рост крайне правых настроений. Сначала их олицетворял лидер партии своего имени Пим Фортёйн, убитый голландцем-леворадикалом в 2002 году. К моменту своей гибели он набрал заметную популярность, а спустя некоторое время даже победил в телевизионном голосовании на звание самых великих голландцев, опередив основателя королевской династии Вильгельма Оранского, мореплавателя Абеля Тасмана и великого художника Рембрандта ван Рейна.

Во многом с его подачи идеология голландских партий подобного спектра стала заметно отличаться от других стран. Так, во Франции, в Дании и в других странах антииммигрантские партии выступают за союз с церковью, против гомосексуальных браков, за ограничение абортов. Голландские ультраправые, напротив, считают однополые союзы, узаконенные лёгкие наркотики и кварталы «красных фонарей» частью европейской идентичности.

Вот уже более 10 лет в Голландии существует пришедшая на смену «Списку Фортёйна» Партия свободы, возглавляемая одним из самых ярких политиков современной Европы Гертом Вилдерсом (на фото). Примечательно, что по крови он – отнюдь не голландец. По отцу он немец, а по матери… индонезиец. Вот так потомок тех самых иммигрантов является главным борцом за современные европейские ценности. В отличие от своего предшественника, Вилдерс не является гомосексуалистом, но относится к гей-сообществу и «красным фонарям» тоже весьма лояльно.

Этот политик и его партия в отношении к мусульманам смотрятся куда радикальнее, чем Национальный фронт Франции, Партия свободы в Австрии или «Демократы Швеции».

Вилдерс не просто требует ограничить миграцию из мусульманских стран – он требует её полностью запретить. Он не просто нападает на исламистов, несущих угрозу Голландии – он нападает на ислам в целом.
Он почти всё делает назло мусульманам – например, демонстративно обнимается с евреями и всячески поддерживает любые действия Израиля.

В выражениях Вилдерс никогда не стеснялся. «Существуют умеренные мусульмане, и многие мусульмане на Западе – законопослушные граждане. Но не существует такой вещи, как "умеренный ислам". Ислам – тоталитарная идеология. Я бы выгнал пророка Мухаммеда из страны, если бы он жил в наше время», – сказал он несколько лет назад. А недавно на предвыборном митинге заявил следующее: «Хотите вы больше или меньше марокканцев в своем городе и в Нидерландах?». Когда толпа стала кричать «Меньше!», Вилдерс ответил: «Мы позаботимся об этом».

Имя Вилдерса стало известно за пределами страны в 2008 году. Тогда он снял фильм «Фитна», где сравнил Коран с «Майн кампф», а ислам – с нацизмом. С тех пор его постоянно привлекали к суду за оскорбительные высказывания в адрес ислама и мусульман. Вилдерсу постоянно угрожают, он живёт под круглосуточной охраной. Но это не мешает ему и его партии набирать популярность на фоне того, что политика мультикультурализма терпит неудачу, а принимаемые меры вроде закрытия исламских школ и запретов на ношение платков в госучреждениях не дают ожидаемого эффекта.

Результаты Партии свободы в целом демонстрируют динамику к росту. Если в 2006 году она получила девять парламентских кресел, то уже в 2010-м – 24, и даже негласно вошла в правящую коалицию. Спустя два года её представительство сократилось до 15 мест, но сегодня опросы дают ей первое место, свыше 20% голосов и до 35 кресел в Генеральных штатах. Для Голландии, где партий в парламенте (и вообще) очень много, – это колоссальный результат.

Вилдерс набирает очки на фоне миграционного кризиса в Европе, который докатился и до Нидерландов. Так, на рубеже 2015 – 2016 гг. в городах Хелдермадсен и Хес местные жители устроили крупные беспорядки, протестуя против размещения в них приютов для беженцев.

Когда же голландские власти объявили, что в 2016 году страна примет 58 тысяч беженцев, рейтинг Партии свободы стал расти, как на дрожжах.
Сегодня не считаться с этой партией уже нельзя. Даже нынешний премьер, лидер либеральной Народной партии за свободу и демократию Марк Рютте иногда уже говорит почти то же самое, что и Вилдерс. Так, в ходе нынешней предвыборной кампании он заявил, что мигранты, которые «отказываются адаптироваться, и критикуют наши ценности» должны «вести себя нормально, или уехать». О защите голландских ценностей сегодня говорят и представители других партий, ранее весьма лояльных к иммигрантам.

Таким образом, выборы в Голландии имеют значение не только как «репетиция» голосования в более крупных странах. Они ценны и сами по себе, ибо противостояние мусульманской «Денк» и имеющей все шансы занять первое место антимусульманской Партии свободы – самая наглядная иллюстрация того, что мультикультурализм провалился. Так что и в политическом смысле Нидерланды во многом стали «зеркалом» краха мультикультурализма в Европе. А желание турецких политиков выступить в Голландии лишний раз служит подтверждением фактора «зеркала».
via
Subscribe
promo konsul_777_999 july 3, 2018 21:15 1
Buy for 30 tokens
После повторного назначения Медведева и его более или менее перестановленного правительства общественное мнение в России и за рубежом было разделено на то, было ли это хорошим признаком преемственности и единства между российским руководством или было ли это подтверждением того, что было 5 й…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments