konsul_777_999 (konsul_777_999) wrote,
konsul_777_999
konsul_777_999

Ливийский полигон для американо-российского диалога

Ливийский полигон для американо-российского диалогаНедавно Майкл Фаллон, глава британского Министерства обороны, отметился, сказав, что «русскому медведю лучше бы держать лапы подальше от Ливии».

Само по себе высказывание британского министра нас не должно особенно интересовать, поскольку Великобритания давно уже не является самостоятельным геополитическим игроком, но следует задаться вопросом: что же Россия должна делать в Ливии и что мы там уже делаем?

На первый взгляд, никаких явных причин для западного беспокойства нет. Наших в Ливии нет ни в виде военного, ни в виде гуманитарного присутствия. Только два раунда переговоров с фельдмаршалом Халифом Хафтаром, фактически контролирующим восточную половину страны, и то — переговоры, которые к какому-либо конкретному результату (во всяком случае, публичному) не привели. Однако паранойя — явление на Западе распространенное, и надо сказать, что Майкл Фаллон ломится в открытую дверь — уже многие западные аналитики отметили, что Россия играет все более активную роль в ливийских делах.

Самую красочную картину во французском издании «Либертэ Политик» представил миру Бернар Люган, французский африканист, родившийся в семье французского офицера в Марокко. Он утверждает, что у Владимира Путина есть, якобы, секретный план, который через Крым, Сирию, Египет, Ливию и Марокко приведет русских в открытое море — в Атлантический океан. В рамках этого плана и оказывается, якобы, помощь Халифу Хафтару, который позволит России закрепиться на берегах Средиземноморья. Конечно, о реалистичности такого рода «плана» говорить не приходится — никогда Россия не страдала манией величия, которая позволила бы нам заняться таким прожектерством.

Более реалистичный вариант развития ситуации был предложен израильским аналитиком Авигдором Эскиным, который говорил о сотрудничестве России с Ливией и фельдмаршалом Халифом Хафтаром в контексте восстановления русско-американских отношений. Хотя в том, что конкретные идеи, изложенные в статье израильского эксперта, будут реализованы, можно усомниться — их источником, скорее всего, являлись структуры, аффилированные с ныне опальным генералом Флинном, но, тем не менее, в самой идее есть вполне здравое зерно. Действительно, восстановление русско-американских отношений было бы в интересах обеих стран, а борьба с исламистским терроризмом, очевидно, должна быть усилена.

В то же время, такие темы, как Сирия и Украина, слишком сложны и похоронят любое перспективу улучшения русско-американских отношений на самых ранних этапах процесса. Ведь Россия едва ли готова к каким-либо уступкам на двух важнейших для нас направлениях, в то время как Трампу любые уступки сочтут за доказательство того, что он «с русскими». Ливия же является куда менее важным направлением для обеих сторон, как с точки зрения национальных интересов, так и с точки зрения эмоций. В Ливии проще будет пойти на компромиссы и на небольшие уступки, а Халифа Хафтар является самым подходящим связующим звеном. Для обеих сторон он хорош тем, что настроен жестко антиисламистски, поэтому не будет опасений, что, помогая ему, мы помогаем будущим террористам.
Для американцев большим плюсом будет то, что Хафтар много лет жил в США и сотрудничал с ЦРУ. По той же причине России будет необходимо доверять, но проверять каждый этап такого сотрудничества. Также надо иметь в виду, что власть Хафтара не признана на международном уровне — все страны мира, в том числе и Россия, признают правительство Фаиза Сараджа в Триполи. Конечно, правительство это большой поддержкой внутри самой Ливии не пользуется, но поскольку большинство европейских стран его поддерживают, то возникнет необходимость либо привлечь их к русско-американскому проекту, либо обойти их противодействие.

На какие конкретные задачи должно быть заточено подобное русско-американское сотрудничество в Ливии? Во-первых, необходимо побороть исламистов внутри страны и восстановить ливийское государство. Некогда процветающая страна фактически развалена и сейчас является неким условным территориальным образованием, походящим больше на лоскутное одеяло, чем на единую страну. А различные вооруженные группировки, состоящие как из ливийцев, так и из террористов, набранных со всех стран Ближнего Востока, оспаривают контроль над частицами некогда единого государства.

Если исламистам удастся закрепиться в Ливии, то нефтяные ресурсы этой богатейшей страны будут поставлены на службу международного терроризма. Также, благодаря стратегическому расположению страны, из нее боевики могут проникнуть в Египет, Тунис и Алжир, полностью дестабилизируя Северную Африку. В таком случае тот поток беженцев в Европу, который мы наблюдали в 2015 году, покажется ручейком по сравнению с волной, хлынувшей из Северной Африки.

Соответственно, второй задачей, вытекающей из стабилизации самой Ливии, является перекрытие сахарского маршрута нелегальной миграции и контрабанды. Доставка мигрантов из Сомали, Эритреи, Судана, Чада и прочих африканских стран через Ливию в Европу является сверхприбыльным делом, в которое часто «инвестируют» сомалийские пираты, исламистские банды и вооруженные группировки в расшатанных гражданскими конфликтами странах Африки. Деньги в этом бизнесе оборачиваются через хавалу — неформальную банковскую систему, существующую в большинстве стран Ближнего Востока и Северной Африки. Существование неподконтрольных потоков людей и денег в долгосрочной перспективе является не меньшей проблемой для международного сообщества, чем непосредственно кризис в Ливии.

Остановившись на этом, можно сказать, что проблемы Ливии в первую очередь не наши проблемы, а проблемы самых ливийцев и их соседей — стран арабского мира и Европы. Конечно, это так, но, тем не менее, из решения этих проблем Россия может извлечь определенную выгоду.
Во-первых, как уже было сказано, это один из способов восстановить русско-американские отношения. Одна из извечных проблем наших отношений заключается в том, что обеим сторонам в них нечем дорожить, потому при любом несогласии, Россия и США так легко ссорятся. Можно надеяться, что, сотрудничая вдвоем над разрешением ливийского кризиса, мы сможем частично поправить эту ситуацию.

В-третьих, само наше присутствие в Ливии может быть выгодным. Для России интерес представляют ливийские запасы нефти, в разработке которых наши компании могут принять участие. Кроме того, Ливия расположена посреди стратегически важного региона и у нее есть порты, которые наши ВМС могут использовать.

Конечно, Ливия не является и не должна стать ключевым приоритетом нашей внешней политики. Едва ли ради всех вышеперечисленных выгод следует рисковать жизнями наших солдат или большими суммами денег. Но благоприятный для нашей страны момент в геополитике нельзя упускать.

via
Subscribe
promo konsul_777_999 july 3, 2018 21:15 1
Buy for 30 tokens
После повторного назначения Медведева и его более или менее перестановленного правительства общественное мнение в России и за рубежом было разделено на то, было ли это хорошим признаком преемственности и единства между российским руководством или было ли это подтверждением того, что было 5 й…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment