konsul_777_999 (konsul_777_999) wrote,
konsul_777_999
konsul_777_999

Category:

Норманнская проблема - мнение историка, предварённое комментарием коллеги

Оригинал взят у ss69100 в Норманнская проблема - мнение историка, предварённое комментарием коллеги
В качестве необходимого предисловия предлагаем текст двух комментариев по статье А.А. Горского (фото ниже слева), оставленных уважаемым коллегой и исследователем истории славян swinow
***
То, что Горский выставляет за аргументы - лишь кажутся таковыми. И кажутся в следствие не очень глубокого изучения и понимания ситуации. Ну собственно в его задачи и не входит понимание - он заинтересован просто в создании видимости доказанности их норманистских выдумок.

Норманизм - это ложь, передёргивание и шарлатанство. Горский - это лжец, шарлатан. И я бы добавил - мразь, потому, что я думаю, он прекрасно знает что врёт и передёргивает. А он передёргивает и переворачивает всё с ног на голову, как и вся их шарлатанская тусовка.

Обыкновенная норманистская ложь! Зачем такое перепостщивать?

***

Несколько комментариев по пунктам:

1.) Следов никаких тяжеловооружённых скандинавских воинов археология не обнаруживает и не обнаруживала. Это лишь в норманисткой трактовке то, что находят при раскопках на территории Руси является следами скандинавских воинов. На самом деле - абсолютно всё тоже самое, что они выставляют за следы постулируемых ими скандинавов обнаруживается в преогромных количествах на том же южном берегу Балтики.

Их трактовка что это следы именно скандинавов - полностью на их совести. Это следы просто балтийских, в частности, южно-балтийских воинов. Носителей характерной балтийской, или циркумбалтийской культуры, содержавшей много исходных, в том числе, конкретно балтийско-славянских исходных элементов.

2.) Никаких лингвистических доказательств присутствия скандинавов на Руси в те годы также не существует. Количество заимствований скандинавских слов в русском языке мизерное - буквально горстка слов. И даже многие из них при этом сомнительны. Что резко контрастирует, например с 10 процентами заимствований из скандинавских языков в английский (а в Англии действительно присутствовали скандинавы в раннем средневековье).

Хотя норманисты как раз рубежа 19-20 веков (о котором говорит Горский упоминая и лингвистические аргументы) пытались выводить преогромное количество самых обычных русских слов из скандинавских языков. Но подавляющее большинство предлагавшихся ими вариантов полностью отвергнуты современной лингвистикой. Так что - их лингвистические аргументы просто ничтожны!

3.) Далее по именам - об этом сломано целый лес копий! Большинство трактовок имён первых русских князей, предлагаемых норманистами - это просто лингвистические фантазии не подкрепляемые никакими реальными источниками. То, что они повторяют свои заклинания, что это "точно установлено" не делает их версии на самом деле доказанными. Это касается и их версии имени Рюрика - это имя прекрасно известно в западной Европе безо всяких скандинавов. И их версии имени Олег - это просто лингвистические фантазии.

Так же Горский прямо лжёт насчёт имён ободритов. На самом деле - в именослове правящих семей ободритов как раз вполне очевидно наблюдается чередование славянских имён, и неславянских (что совершенно естественно, учитывая постоянные династические браки, которые ободриты совершали со всеми соседними правящими семействами). Есть у них и Кнуды, и Генрихи, и Готлибы, и Рорик, вроде упоминается.

И ровно точно тоже самое наблюдается в случае с Рюриковичами - уже у внука Рюрика - вполне славянское имя Святослав, А также в этом колене видим имена Предслава, Володислав. Затем, у более поздних Рюриковичей иногда попадаются неславянские Олег, Глеб, Игорь, Рюрик. Почему скандинавы так быстро перешли на славянские имена - норманисты внятно так и не объяснили. Короче - с лингвистикой он ВРЁТ (и я уверен, что прекрасно знает об этом)

4.) Далее - насчёт советского "антинорманизма" - тоже ложь. ПРИЧЁМ ТОТАЛЬНАЯ. Несмотря на своё формальное название "анти" - он содержал ровно все те же самые постулаты о происхождении основателей Руси из Скандинавии, точнее из Швеции, что и обычный норманизм, идущий ещё напрямую из псевдоисторических шведских шовинистических писаний начала нового времени. Всё точно тоже самое.

В СССР историки были намертво зафиксированы на этой версии высказыванием Маркса о том, что Россия была основана шведами (а он в своё время такое ляпнул). Советский "антинорманизм" просто постулировал, что шведы не основали государство, а были лишь "основателями правящей династии", в то время как само государство созрело в результате внутренних процессов. Вот и весь его "анти". Ну и т.д. и т.п.

В каждом его высказывали - ложь и передёргивание. Ну и наконец главное - то, что он пытается переводить противостояние норманистов и антинорманистов из области сравнения фактов и выяснения деталей - в какое-то, якобы политическое противостояние - это очередной его шарлатанский приём! Цель этого - отвлечь внимание от антинорманистических аргументов и создать ложное впечатление у публики их якобы заведомой ненаучности и недопустимости. И он ЛЖЁТ!

***
Оригинал взят у cheremnykh_ivan в Норманнская проблема

Очень познавательная научная статья доктора исторических наук, профессора МГУ им. М. В. Ломоносова Горского Антона Анатольевича.

Она сжато и внятно вводит вас в проблематику норманнского вопроса в образовании Древнерусского государства. Статья опубликована в журнале

Российская история,  № 4, 2009, C. 171-174


К СПОРАМ ПО "ВАРЯЖСКОМУ ВОПРОСУ"


Вече. Художник А. М. Васнецов


Распространенное представление о дискуссии по "варяжскому вопросу" или спорах "норманистов" и "антинорманистов" как о чем-то цельном, идущем с XVIII столетия до наших дней, является неточным. В любой дискуссии главное - ее основной вопрос. И с этой точки зрения можно говорить не об одной, а о двух дискуссиях, и дискуссиях совершенно разных.


В XVIII-XIX вв. споры велись о том, кем были по этнической природе летописные варяги, к которым принадлежал родоначальник древнерусской княжеской династии Рюрик. Тех, кто считал, что они были скандинавами ("норманнами"), принято именовать норманистами, тех, кто это отрицал - антинорманистами. При этом среди антинорманистов были сторонники отождествления варягов с разными народами (западнославянскими, финскими, балтскими и т.д.)1. Но ни норманисты, ни антинорманисты XVIII-XIX вв. не сомневались, что Древнерусское государство было создано варягами, что приход в Восточную Европу Рюрика и его окружения - это и есть акт, с которого ведет начало русская государственность. Спор шел только об этнической принадлежности ее основателей.

К концу XIX - началу XX в. дискуссия практически прекратилась. Причиной этого было в первую очередь накопление научных знаний, особенно в области археологии и лингвистики. К тому времени начались археологические исследования русских древностей, и они показали, что на территории Руси в конце IX-X в. присутствовали тяжеловооруженные воины скандинавского происхождения.

Это коррелировало с известиями письменных источников, летописей, согласно которым иноземными воинами-дружинниками русских князей были варяги. С другой стороны, лингвистические изыскания установили скандинавскую природу имен первых русских князей (Рюрика, Олега, Игоря, Ольги) и многих лиц из их окружения первой половины X в. (упоминаемых в летописи и в договорах Олега и Игоря с Византией).

Из этого естественно следовал вывод, что носители этих имен имели скандинавское, а не какое-то иное происхождение. Ведь если, скажем, считать, что варяги были славянами с южного побережья Балтики (это была наиболее популярная версия среди антинорманистов), то как объяснить тот факт, что имена представителей общественной верхушки южнобалтийских славян (ободритов и лютичей), упоминаемые в западноевропейских источниках, звучат по-славянски (Драговит, Вышан, Дражко, Гостомысл, Мстивой и т. п.), а имена действующих в Восточной Европе варягов - по-скандинавски?

Разве что через фантастическое предположение, что южнобалтийские славяне на родине носили славянские имена, а придя к своим восточноевропейским собратьям, зачем-то решили "прикрыться" скандинавскими псевдонимами... Казалось бы, дискуссия была исчерпана, "норманизм" победил.

Однако в XX столетии полемика продолжилась. В отечественной историографии по мере овладения марксистским подходом (а фактически раньше - с В. О. Ключевского) к истории на проблему образования государства (как на Руси, так и любого другого) стали смотреть иначе, чем ранее. Формирование государственности перестало отождествляться с возникновением правящей династии. Оно теперь рассматривалось как объективный процесс, требующий внутренних социально-экономических предпосылок и не зависящий от прихода к власти где-либо какого-либо лица.


Появление династии стало трактоваться в науке советской эпохи как не более чем эпизод в длительном процессе государствообразования. Упор стал делаться на развитие местного славянского общества. Скандинавская же природа варягов была признана практически всеми исследователями. Таким образом, "антинорманизм" советской историографии, о котором часто упоминают в современной литературе, это совсем не то, что "старый (дореволюционный) антинорманизм". Если в дореволюционную эпоху споры шли по вопросу: "были ли варяги норманнами?", то в XX столетии вопрос ставился иначе - "основали ли варяги (норманны) Древнерусское государство?".

При этом вненаучный, идеологический компонент дискуссии, присутствовавший в ней в той или иной мере всегда, усилился: "норманизм" стал трактоваться как антирусское/антисоветское течение в зарубежной буржуазной историографии, имеющее целью доказать неспособность славян к созданию своей государственности, как средство искажения, принижения истории страны, первой сделавшей шаг к новой, коммунистической общественной формации.

В конце XX - начале XXI в. можно было бы ожидать снятия идеологических наслоений с "варяжского вопроса", перехода к объективному рассмотрению роли норманнов в процессах, шедших в раннее Средневековье в Восточной Европе. Но вместо этого наблюдается иное - активизация "крайних" точек зрения.

С одной стороны, появляются работы, в которых под формированием Древнерусского государства понимается исключительно деятельность норманнов в Восточной Европе, а участие славян в этом процессе практически игнорируется2. Такой подход являет собой по сути игнорирование научных результататов, достигнутых современной славистикой, из которых следует, что на всей славянской территории после славянского Расселения VI-VIII вв. складываются устойчивые политические (а не племенные в классическом смысле) образования, на основе которых и шли процессы формирования государств3.

С другой стороны, возрождается точка зрения, что варяги не были скандинавами. Если в 1970 - 1980-е гг. ее отстаивал практически один А. Г. Кузьмин, то ныне на подобных позициях стоит целая группа авторов4. Этот феномен может вызвать удивление, поскольку в течение XX в. был накоплен значительный материал (в первую очередь археологический), оставляющий ныне намного меньше сомнений в тождестве варягов и норманнов, чем на рубеже XIX-XX вв. (а точнее, не оставляющий никаких сомнений5).

На территории Руси зафиксированы многочисленные погребения конца IX-X в., захороненные в которых люди были выходцами из Скандинавии (об этом говорит сходство погребального обряда и инвентаря с теми, которые известны из раскопок в самих скандинавских странах). Они обнаружены и на Севере Руси (район Новгорода-Ладоги), и на Среднем Днепре (район Смоленска), и в Среднем Поднепровье (район Киева и Чернигова) - т. е. там, где располагались главные центры формирующегося государства. По своему социальному статусу эти люди были в значительной своей части знатными воинами, дружинниками.

Чтобы отрицать в такой ситуации "норманство" летописных варягов (а летописи этим термином - "варяги" - именуют как раз дружинников иноземного происхождения), надо допускать невероятное: что о воинах-выходцах из Скандинавии, от которых остались археологические свидетельства их пребывания в Восточной Европе, письменные источники умолчали, и наоборот - те иноземные дружинники (нескандинавы), которые в летописях упоминаются под именем "варягов", почему-то не оставили следов в материалах археологии.

Столь явное несоответствие тезисов нынешних адептов "старого антинорманизма" современному уровню научных знаний естественно ведет к попыткам объяснить феномен возрождения отрицания тождества варягов с норманнами причинами, лежащими вне науки6. Однако вряд ли такое объяснение исчерпывающе. Представляется, что отчасти этот возврат провоцируется своего рода "победной эйфорией" представителей противоположной крайности, объявляющих (уже в духе "старого норманизма") норманнов единственной государствообразующей силой в Восточной Европе.


По сути же сторонники обеих крайних точек зрения - и те, кто отрицает, что варяги были норманнами, и те, у кого государство Русь является исключительно результатом деятельности скандинавов, - подменяют реальную проблему роли неславянских элементов в генезисе древнерусской государственности прокламированием давно опровергнутых тезисов. При внешней противоположности суждений и те, и другие сходятся в основополагающем - государственность к восточным славянам была привнесена извне.

Если говорить о действительной роли норманнов в процессе образования государства Русь, то автору этих строк она представляется относительно скромной. Выходцы из Скандинавии в течение IX-X вв. активно участвовали в политической истории Восточной Европы, но они не могли принести с собой традиций государственности, поскольку в самой Скандинавии государства тогда еще не сложились (так, в Швеции, выходцы из которой, по археологическим данным, составляли большинство среди норманнов, приходивших в Восточную Европу, образование государства имело место лишь в конце X - начале XI в.).

Сопоставление характера и темпов формирования государств на Руси и у западных славян показало наличие принципиального сходства (при одновременной констатации определенных отличий от скандинавских стран), что не позволяет говорить о внесении норманнами каких-либо характерных черт в процесс государствообразования и об ускорении ими этого процесса7.

Об определенном вкладе в процесс образования государства Русь можно говорить, на мой взгляд, в отношении не любых норманнских дружин, приходивших в Восточную Европу в течение IX-X вв., а одной - дружины Рюрика, позже возглавленной Олегом. С ней в Восточную Европу пришла династия, объединившая к концу X в. под своей властью все восточнославянские (а частично и неславянские) территории, потомки ее членов составляли поначалу ядро знати киевских князей.

Если бы в результате действий этих политических сил в конце IX в. не произошло объединение земель по "пути из варяг в греки" под единой властью, вероятно, в восточнославянском регионе сложилась бы, по крайней мере в первое время, полицентричная государственная система, как это случилось у западных и южных славян. Но можно ли характеризовать этот вклад в государствообразование как именно "скандинавский"?

В византийских источниках середины X века встречается определение руси как происходящей "от рода франков". Франками в Византии называли тогда жителей государств - наследников империи Карла Великого независимо от их этнической принадлежности8. Информация о франкском происхождении, по-видимому, исходила от русской стороны и была связана с политическими амбициями княгини Ольги9.

Основанием же для такого утверждения могла быть связь предков правящей на Руси династии и части их окружения с франкской территорией. Предводители викингов нередко нанимались на службу к Каролингам и получали в держание те или иные приморские территории для обороны их от других норманнов. Так, отождествляемый рядом авторов10 с летописным Рюриком датский конунг Рёрик в течение почти четырех десятков лет, с конца 830-х до середины 870-х гг., имел (с небольшими перерывами) лен на франкской территории - во Фрисландии.

Если русские князья середины X в. и часть их окружения являлись потомками Рёрика и его дружинников или были тем или иным образом связаны с другим предводителем викингов, проведшим какое-то время во владениях Каролингов, это давало им возможность выводить себя "от франков" в широком смысле этого понятия, принятом в то время в Византии.

Но в этом случае дружину пришедшего в Восточную Европу князя составляли люди, знакомые с передовой по тому времени франкской государственностью, имевшие навыки государственного управления; следовательно, их воздействие точнее считать не скандинавским (в Скандинавии государства в IX в. еще не сложились, и оттуда опыта государственного управления принести было невозможно), а франкским, только "пропущенным" через людей скан
динавского происхождения.

Викинги же, приходившие в Восточную Европу позднее, в X в., поступали всего лишь на службу к русским князьям, частично вливались в окружавший их дружинный слой, но ничего принципиально "государствообразующего" принести не могли.

Таким образом, следует говорить не о единой дискуссии "норманистов" и "антинорманистов", а о двух дискуссиях. Первая шла в XVIII-XIX вв. по вопросу: "Кем были варяги - норманнами или нет?". Вторая проходила в XX столетии по вопросу: "Создали ли варяги Древнерусское государство?" С точки зрения современных научных знаний, ответ на первый вопрос однозначен - варяги были норманнами; ответ на второй вопрос будет отрицательным.

Реальная научная полемика может идти только о степени участия выходцев из Скандинавии в процессе образования государства у восточных славян и о характере их роли.




Примечания
1 Об этом см.: Шасколъский И. П. Антинорманизм и его судьбы // Генезис и развитие феодализма в России. Вып
. 7:

Проблемы историографии. Л., 1983.

2 Heller K. Die Normannen in Osteuropa.

Berlin, 1993; Скрынников Р. Г. История Российская. IX-XVII вв. М., 1997; Франклин С, Шепард Дж. Начало Руси: 750 - 1200. СПб., 2000; Schramm G. Altrusslands Anfang. Freiburg, 2002. См. рецензии автора этих строк на книги К. Хеллера (Russia mediaevalis. T. IX, 1. Mflnchen, 1997), С. Франклина и Дж. Шепарда (Средневековая Русь. Вып. 2. М., 1999) и А. В. Назаренко - на книгу Г. Шрамма (Средневековая Русь. Вып. 6. М., 2006).
3 См.: Горский А. А. Славянское Расселение и эволюция общественного строя славян // Буданова В. П., Горский А. А., Ермолова И. Е. Великое переселение народов: этнополитические и социальные аспекты. М., 1999; Седов В. В. Славяне: историко-археологическое исследование. М., 2002.
4 См.: Сборник Русского исторического общества. Т. 8 (156): "Антинорманизм". М., 2003; Фомин ВВ. Народ и власть в эпоху формирования государственности у восточных славян // Отечественная история. 2008. N 2.
5 Не случайно среди противников отождествления варягов с норманнами нет ни одного археолога (равно как и лингвиста).
6 См.: Котляр Н. Ф. В тоске по утраченному времени // Средневековая Русь. Вып. 7. М., 2007.
7 См.: Горский А. А. Русь: От славянского Расселения до Московского царства. М. 2004. С. 46 - 48.
8 В силу этого встречающиеся в литературе трактовки указания на происхождение руси от франков как свидетельства ее скандинавского происхождения ошибочны - скандинавские народы не были подвластны Каролингам.
9 См.: Горский А. А. Русь "от рода франков" // Древняя Русь: вопросы медиевистики. 2008. N 2 (32).
10 Из последних работ см.: Свердлов М. Б. Домонгольская Русь: Князь и княжеская власть на Руси VI - первой трети XIII вв. СПб., 2003. С. 106 - 109, 118 - 120.




Спасибо коллеге neosovok за ссылку на публикацию.


Subscribe

promo konsul_777_999 июль 3, 2018 21:15 1
Buy for 30 tokens
После повторного назначения Медведева и его более или менее перестановленного правительства общественное мнение в России и за рубежом было разделено на то, было ли это хорошим признаком преемственности и единства между российским руководством или было ли это подтверждением того, что было 5 й…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments