konsul_777_999 (konsul_777_999) wrote,
konsul_777_999
konsul_777_999

Categories:

Высокое небо над степью. Продвижение России на Восток в XVIII веке. Часть 1

Высокое небо над степью. Продвижение России на Восток в XVIII веке
Идеи продвижения в Центральную Азию окончательно овладевают государственными умами в послепетровское время. Попытка Петра I построить на побережье Каспийского моря новый город Астрабад, место для торговли с Бухарой, Индией и другими государствами Востока, закончилась неудачей. Экспедиция, отправленная для этих целей, была разграблена хивинцами, а командир ее, капитан лейб-гвардии Преображенского полка князь А. Бекович-Черкасский, обезглавлен. Россия ищет другой путь в восточные страны, другие караванные тропы.


Решено изменить направление — продвигаться на юго-восток из Уфы через кочевья казахов (киргиз-кайсаков), используя, насколько возможно, влияние на них доверенных татарских мулл из числа российских подданных. Через казахскую степь проходят старинные пути в Афганистан, Персию, Индию и Китай. С Хивой и Бухарой заключены мирные договоры, вроде бы открывающие возможность транзитной торговли со странами Востока. Другой вопрос — насколько всё это надежно? Необходимо проверить.
Город, военное укрепление и новое торговое место задумано строить на уже достигнутых рубежах на Южном Урале, предварительно сосредоточив силы в Уфе, а строительство морской пристани и город Астрабад на побережье Каспийского моря, как то задумано Петром Великим, отложить до обстоятельств более благоприятных.

…И вот они, счастливые обстоятельства. Одно к одному. От уфимского воеводы Бутурлина получено сообщение: предводитель киргиз-кайсаков, хан Младшей орды Абулхаир, ищет русского покровительства, говорит, что его народ хочет принять российское подданство. Стоянки киргиз-кайсаков южнее и юго-восточнее башкирских кочевий. Огромная степь между Уралом, Каспийским и Аральским морями, рекой Сыр-Дарьей, озером Аксакал-Барби и реками Иргиз и Орь поделена между Младшим, Средним и Старшим жузами-ордами. На юге и юго-западе казахские улусы граничат с кочевьями каракалпаков и туркмен, но где именно проходит граница, точно не определить.

Мысли Абулхаира просты. Российское подданство он надеется использовать и для спасения соплеменников, и для укрепления собственной власти в Степном крае. Распри между родами и ордами не прекращаются. Войнам с соседями — башкирами, калмыками, с яицкими и сибирскими казаками — не видно конца. Степной народ обескровлен настолько, что и степнякам, и их соседям ясно — недолго время, когда они будут покорены или тем, или другим соседом. Младшая орда ближе к российским границам, чем остальные. Тем более с северным соседом казахи издавна ведут торговлю…
Высокое небо над степью. Продвижение России на Восток в XVIII веке
Хан Абулхаир уже несколько лет искал возможность обратиться к императрице с просьбой принять Малую орду в российское подданство. Такая возможность появилась, когда на собрании старейшин было решено предложить России военный союз против Джунгарии. Хану Абулхаиру старшины родов поручают начать такие переговоры. Но он, вместо предложения о заключении военного союза, решает на свой страх и риск ходатайствовать о подданстве, надеясь, таким образом, получить не только безопасность от башкир и яицких казаков, но и право для Малой орды кочевать между владениями башкир и рекой Урал, право свободного проезда в Россию, а также разрешение произвести в Уфе размен пленными.

Дело сложности чрезвычайной, для его успеха требуется влиятельный посредник, известный и хану Малой орды, и русским властям. Абулхаир просит стать таким посредником Алдарбая Исекеева, башкирского старшину Бурзянской волости. Тот размышляет некоторое время, затем соглашается и сообщает о просьбе Абулхаира уфимскому воеводе Бутурлину. Летом 1730 года посольство Малой орды, возглавляемое Кутлумбетом Коштаевым и Сеиткулом Кайдагуловым, прибывает в башкирский аул. Находясь в волости, подчиненной Алдарбаю Исекееву, послы ждут, пока воевода Бутурлин не пришлет для их сопровождения эскорт. В августе посольство прибывает в Уфу, а вскоре два представителя Малой орды в сопровождении уфимского отряда направляются в Санкт-Петербург.
Высокое небо над степью. Продвижение России на Восток в XVIII веке
Хан Абулхаир стал инициатором принятия российского подданства киргиз-кайсаками, или казахами. Рисунок конца XVIII в.

Ко двору императрицы Анны Иоанновны посольство от степняков прибыло в то время, когда в Петербурге находился при дворе один из известных башкирских старшин, управляющий Каратабынской-Боратынской волостью Таймас Шаимов. От имени своего рода он послан к императрице с тем, чтобы вручить ей в дар меха лисиц и куниц. В ответ императрица награждает башкирского старшину землями. Именно в тот момент, когда императрица принимает Таймаса Шаимова, при дворе появляется башкирский старшина Алдарбай с послами из казахских степей Кутлумбетом и Сеиткулом. Они передают для императрицы послание Абулхаира с просьбой принять Малую орду в подданство России. «Желая быть совершенно подвластным Вашему величеству, я посылаю своего посланника вместе с Вашим подданным Алдарбаем, — говорится в послании. — Мы, Абулхаир-хан, с подвластным мне многочисленным казахским народом Среднего и Малого жузов, все преклоняемся перед Вами, желаем Вашего покровительства и ожидаем Вашей помощи».Кроме российского подданства посольство просит для своего народа право свободного проезда в Россию, защиту от набегов башкир и яицких казаков, возможность кочевки между владениями башкир и рекой Урал. Вскоре императрица Анна Ивановна подписывает грамоту хану Абулхаиру о принятии его народа в российское подданство. Тогда же принято решение направить к хану ответное посольство. Нужно выяснить все обстоятельства как можно точнее и привести киргиз-кайсаков народ к присяге.

Весною, как только наладилась дорога, в Степной край направляют коллегии иностранных дел переводчика мурзу Алексея Тевкелева с помощниками и муллой. В начале июля, после почти трехмесячного пребывания в пути, посланцы императрицы прибывают в Уфу. Здесь в помощь Тевкелеву переданы несколько уфимских дворян и казаков, а также, для описания местности и составления карт, причислены геодезисты Алексей Писарев и Михайло Зиновьев. В состав посольства вошли и доверенные башкирские старшины, которые незадолго до того были при дворе, — Алдарбай и Таймас Шаимов, а также здешний мулла. Выяснено, что Абулхаир кочует в степи между рек Тургай и Иргиз. Остается договориться об условиях проезда и безопасности посольства. Для этого в степь послан сын Алдарбая.
Высокое небо над степью. Продвижение России на Восток в XVIII веке
…Местность, по которой двигался караван, была такого унылого колера, что от него можно впасть в ипохондрию. Фауна под стать флоре: змеи и скорпионы шуршали по склонам, простужено кашляли гиены, по-щенячьи, с подвыванием, лаяли шакалы. Проводником вызвался калмык, служивший при пограничной комиссии, и уверявший, что дорогу знает превосходно, но в степи он выказал нетвердое знание путей на первом же переезде. В который раз уже он повторял, что кочевка вот-вот должна встретиться, но проходили часы, а следов жизни в степи не было заметно. Проводника спрашивали, что, долго ли еще? На что тот неизменно отвечал — «совсем скоро» — и продолжал вести караван по еле видной дороге, все время теряющейся в траве. Тевкелуву было досадно — «вот, заблудились среди степи». А когда уже совсем раздосадовался, услышал доносившийся издали храп коней...

В ставке Абулхаира послы были торжественно встречены и обласканы. Кочевка, как водится, растянулась на несколько верст. На склоне невысокого холма — двадцать-тридцать юрт, через версту — еще десять, в другую сторону — столько же. Юрты окружены легкою изгородью из жердей, чтобы лошади и скот не подходили близко и не топтали землю вокруг. Вблизи довольно много скота — коров, овец и прочей мелочи.

…Вечером, когда стада возвращаются к кочевью, самое хорошее время в степи, хорошее для разговора. Старшины собираются в главной юрте, в центре место для Тевкелева. Юрта закрыта склоном холма с ветреной западной стороны. Стены не ограничивают простор, за легкой войлочной перегородкой слышно движение ветра, пение птиц, топот коней, голоса сородичей.

Гостевая кибитка Тевкелева стоит рядом с резиденцией хана. На первых порах между Тевкелевым и Абулхаиром установились негласные связи. Тайные встречи и обмен мнениями происходят по ночам. Луна заглядывает в юрту сверху. Земляной пол в несколько слоев застлан войлоком, шкурами, паласами. Неторопливый и размеренный идет разговор.

При первой же встрече выяснился обман: оказалось, Абулхаир просит российского подданства единолично, без совета с другими ханами и старшинами. Стали известны и обстоятельства, которые заставили казахов искать себе сильных покровителей. Абулхаир рассказывает: куда не посмотри, со всех сторон кочевья терзают вражеские отряды. Долгую войну казахи вели с джунгарами, много людей в ней погибло, а еще больше захвачено в рабство. В состоянии войны его народ находится и с волжскими калмыками, и с бухарцами, и с башкирами. Да, ко времени приезда российского посольства смогли договориться о перемирии с Бухарой и Хивой, но калмыкские и башкирские отряды не прекращают набеги, а как подданные императрицы, башкиры и калмыки находятся под защитой российского оружия, воевать с ними — значит воевать с могучей Россией.

Одно спасение теперь для соплеменников Абулхаира — принять российское подданство. Об этом и просит. Тевкелева же заверяет в успехе дела, но настоятельно рекомендует действовать осторожно — не спешить, к присяге на российское подданство не принуждать, отдавая преимущество уговорам и подаркам. Начинать же советовал с подношений знатным старшинам, чтобы те смягчились.

Ничего этого Тевкелев не ждал. Однако подарки для старшин Малой орды припасены и к трудным переговорам готов.

Вскоре главу посольства в сопровождении семи башкирских старшин и геодезистов Писарева и Зиновьева уже официально принимают в резиденции Абулхаира. Тевкелев вручил хану грамоту от императрицы Анны Иоанновны, в которой говорилось об обязанности степного народа служить так же, как башкиры и калмыки, и платить ясак точно так же, как они.

Все, вроде, налаживается... Но противники Абулхаира не дремлют. В степи поползли слухи, что хан превысил данную ему власть и нарушил исконные обычаи.

Свое отношение к посольству степняки показали тотчас же. Стоило Тевкелеву покинуть кибитку, отправившись на переговоры, как сразу же все ее содержимое было увезено в степь и поделено между казахскими старшинами. Именно тогда кто-то из них предложил пойти еще дальше — убить Тевкелева и разделить между собой все, что еще не разграблено, посольских же людей забрать себе в слуги. Об этом рассказал Тевкелеву один из казахских старшин, сторонников Абулхаира, который присутствовал при этой сцене.

Тевкелев тут же созвал совет с участием башкирских старшин. Как предотвратить беду? — об этом шел разговор. Решили обратиться к казахскому старшине Букенбаю, который вел торговлю с Россией, и был из числа тех казахов, которые принять российское подданство стремились давно — это помогло бы им расширить торговлю. Услышав о беде, Букенбай сразу приехал в ставку Абулхаира.
Высокое небо над степью. Продвижение России на Восток в XVIII веке
В ходе бесед, происходивших в последующие дни между российским послом и казахами, Абулхаир стремился заверить Тевкелева в том, что он и его сторонники примут все меры для того, чтобы привести противников российского подданства к согласию. «У России и без казахов подданных хватает, потому никто не думает за новыми подданными ходить и их домогаться, — говорил Тевкелев. — Ежели сами пожелают, тогда степной народ будет принят в российское подданство, а сторонники противной партии поймут, что они были не правы и сделали своим людям худо».

Абулхаир клялся: «Даже в случае, если вся киркиз-кайсацкая орда будет противна, и задумает меня за то убить до смерти, все равно не изменю своего намерения принять русское подданство!»

Эти горячие клятвы не значили, однако, что опасность миновала. Прошло несколько дней и, желая развлечь посла, Абулхаир пригласил Тевкелева на охоту. Когда в степи хан, увлеченный охотой, покинул Тевкелева, на того налетел отряд казахов из числа противников Абулхаира. При Тевкелеве с оружием находилось десять башкир, шесть казахов и двое уфимских казаков. Взяв казаков, под прикрытием остальных, Тевкелев смог вернуться к обозу, а оттуда тотчас направил на помощь отряду башкирских воинов, но когда те подъехали к месту сражения, нападавшие уже одолели посольских людей. Башкир Таймас Шаимов был захвачен и пленен.
Высокое небо над степью. Продвижение России на Восток в XVIII веке
Следующим же утром Тевкелев направил к казахам соглядатаем дружественного ему султана Нияза. Нужно было выведать намерения и силу противника, узнать о судьбе Таймаса. Вернувшись, султан Нияз сообщил, что силы противников множатся, что, посоветовавшись, старшины решили Тевкелева убить, сопровождающих его людей забрать в плен вместе со всем товаром, а после того направить отряды в Уфимский уезд, чтобы пограбить башкир. Султан сообщил также, что Таймаса мучают, но он пока жив.

Вскоре к Тевкелеву явился с людьми Абулхаир. Теперь он иначе себя вел и разговаривал. Он потребовал выдать ему все имеющиеся у посольства товары для того, чтобы раздать их влиятельным людям противника, чтобы привлечь их на свою сторону. «Пожитки — дело наживное, а после смерти человек не оживает», — говорил Абулхаир. Тевкелеву ничего не остается, как принять условия. Абулхаиру передают два сундука, включая личные вещи российского посла. После этого несколько дней Абулхаир ведет переговоры. Наконец, к Тевкелеву прибыл мурза Худай-Назар с тридцатью старшинами «противной партии». Все они приведены к присяге на верность России. Вскоре возвращен и пленный башкир Таймас.

Абулхаир и старшины его рода как будто бы побеждали в борьбе за принятие российского подданства. Теперь хан рассчитывал использовать пребывание Тевкелева в Малой орде для того, чтобы русское подданство принял весь народ Степного края. Непрестанно разъезжая по кочевьям, Абулхаир увещевал и вразумлял, толкуя о том, какое благополучие и спокойствие можно от российского подданства получить, приводя в пример калмыков и башкир. Вскоре Абулхаир и старшина Букенбай отправили послов с предложением принять российское подданство к хану Среднего жуза Семеке. Немного времени прошло и Семеке приведен к присяге.

Тевкелев отчетливо сознавал, как номинально подданство Семеке, но радовало хотя бы то, что число сторонников русского подданства растет. Однако и противники не унимались — возвратиться посольству обратно не разрешали. В этой обстановке Тевкелев видел один выход — наладить связь с Уфой.

Вскоре такая возможность представилась. Батыр Букенбай предложил использовать купца Уфимского уезда казаха Касболатова как связного с уфимским воеводой Бутурлиным. Немедленно Тевкелев написал воеводе письмо, где подробно рассказал о положении дел. Купец Касбулатов перед выездом из ставки Абулхаира был казахскими старшинами задержан и обыскан, но письмо Тевкелева, спрятанное в Коране, не нашли.

Лишь только послание было в Уфе получено, тут же Бутурлиным был отправлен гонец в Петербург. Коллегия иностранных дел, изучив письмо Тевкелева, посчитало дело с принятием казахов в подданство России проигранным и срочно направило уфимскому воеводе тысячу рублей золотом для выкупа Тевкелева. Деньги уже прибыли в Уфу, когда воеводе стали известны новые обстоятельства.
Продолжение

Subscribe
Buy for 30 tokens
После повторного назначения Медведева и его более или менее перестановленного правительства общественное мнение в России и за рубежом было разделено на то, было ли это хорошим признаком преемственности и единства между российским руководством или было ли это подтверждением того, что было 5 й…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments